browser icon
You are using an insecure version of your web browser. Please update your browser!
Using an outdated browser makes your computer unsafe. For a safer, faster, more enjoyable user experience, please update your browser today or try a newer browser.

Артем Корсун: Климат и социальные изменения от палеолита до наших дней

Posted by on Апрель 26, 2016

farmersИсследования последних лет на стыке археологии и палеоклиматологии показывают, что изменения климата служили стимулом для технологического и социально-экономического развития всего человечества.

Наиболее ранний пример этого – резкое похолодание в 10900-9500 г. до н.э. («поздний дриас»). Учёные давно предполагали, что причиной похолодания был метеорит, но место его падения было неизвестно, что послужило основой для разговоров об Атлантиде. Согласно опубликованной в 2012 году статье Джеймса Кеннетта из Университета Санта-Барбары, местом падения метеорита стало озеро Кицео (Cuitzeo, Мексика), тогда как исследование Мукула Шармы, вышедшее в сентябре 2013-го, утверждает, что причиной похолодания стал метеорит Corossal, кратер которого открыли около 10 лет назад в Квебеке. Возможно, что оба они были обломками одного метеорита.

Это падение запустило механизм масштабных климатических изменений. Селевые потоки, вызванные выпадением грязи и пепла привели к вымиранию раннеголоценовой фауны и гибели культуры Кловис (Северная Америка). Изменилась и циркуляция атмосферы в Северном полушарии: меридианальные направления стали преобладать над горизонтальными. Это привело к значительному увлажнению климата обширных территорий в Сахаре и на Ближнем Востоке. Пустыни, максимальные границы которых доходили до современных, превратились в саванны, свидетельством этого служат наскальные рисунки. Ответом племён на этот вызов стал переход к интенсивному собирательству и, через несколько тысячелетий, к земледелию. Способствовало этому и широкое распространение микролитических орудий. Другим следствием изменения розы ветров, стало таяние ледника и расселение верхнепалеолитического населения Европы на новых территориях. Поскольку в Европе не было большого числа съедобных злаков, мезолит здесь характеризуется не предземледельческими чертами, а собирательством диких растений и охотой на мелких животных. Вместе с тем, после исчезновения ледника и в Сахаре и на Ближнем Востоке начинается постепенная аридизация климата, усиливавшаяся экстенсивным типом хозяйствования. Вызванная сходными процессами, засуха 3100 г. до н.э. в Америке способствовал распространению кукурузы.

Поздний дриас считается первым событием «цикла Бонда», как в палеоклиматологии называют повторяющиеся примерно раз в 1470 лет периоды похолоданий, между которыми наступает периоды потеплений. Два последующих похолодания почти не отмечены ни социальными изменениями, ни климатическими катастрофами, о них достоверно известно то, что около 9100 г. до н.э. дриасовый климат сменился пребореальным, а тот (около 8300 г.) — тёплым бореальным. Температура воздуха в нём была значительно выше современной, благодаря южным ветрам. Следующее событие «цикла Бонда» — похолодание около 7400 г. до н.э. фиксируется редкими палеоклиматологическими исследованиями (в Китае и Норвегии), но с ним связано установление атлантического климата.

Намного ярче проявилось похолодание около 6200 г. до н.э. Оно было отмечено в Финляндии, Америке, Норвегии и других странах, но наибольшие изменения оно принесло на Ближнем Востоке и в Сахаре. В этих регионах похолодание сочеталось с длительным периодом засухи, которая фиксируется даже в Эгеиде и материковой Греции. С этим похолоданием связывают гибель Чатал-Хююка. Миграции жителей засушливых регионов в долины крупных рек стимулировали строительство крепостей, образование протогородов, появление ирригационных каналов, развитие технологий, позволяющих прокормить большее число населения на той же территории. Коллапс 6200 г. до н.э. дал первый импульс для египетской, китайской и ближневосточной цивилизаций. Кроме того климатические изменения стимулировали миграцию ближневосточных племён в Грецию и на Балканы, т.е. процесс «европеизации Европы», как передачи культурных достижений Ближнего Востока в Европу вместе с переселением народов.

Следующий за ним коллапс – коллапс 3900 г. до н.э. отмечается значительным опустыниванием Ближнего Востока и Египта, в результате чего гибнут Убейдская и Амратская культуры. Ответом на это стало формирование первых институтов государственности и связанных с ними элементов цивилизации – письменности, системы контроля и учёта ресурсов, а также развития культуры и религии. Аналогичные климатические тенденции прослеживаются и в Европе. Как показывает демографическое исследование опубликованное в октябрьском номере «Nature Communications», время около 3900 г. до н.э. было периодом значительной (30-60% в зависимости от региона) депопуляции населения Западной Европы. Этот спад, произошедший после демографического бума, вызванного миграцией неолитического населения в VI-V тыс. до н.э. охватил все основные регионы Западной Европы за исключением Франции и Шотландии. Вместе с тем, исследователи отмечают, что прямой корелляции с погодой, подобной наблюдаемой в Африке и Азии нет и похоже речь идёт о том, что климатические катастрофы наложились на эндогенные факторы, связынные с истощением земель, значительными затратами на возведение мегалитов и т.п.

В отличие от предыдущих, коллапс XXIII в. до н.э. хорошо задокументирован во многих регионах Старого Света: длительная засуха положившая конец Древнему Царству (Египет), известная также и на Аравийском полуострове; аномальные холода в Месопотамии, вызвавшие вторжения гутиев и других кочевников; засуха и наводнения в Китае, положившие конец неолитическим культурам; а также вызванное длительным похолоданием и голодом, вторжение племён ямной культуры в Европу, они создали Унетицкую культуру.

Ещё более масштабным оказался коллапс Бронзового века, охвативший не только Средиземноморье и прилегающие земли, но даже Китай, где вторжение кочевников на колесницах привёл к падению династии Шан-Инь. Хронологические рамки этого кризиса обычно ограничивают XIII-XII вв. до н.э., но представляется, что его началом следует считать извержение вулкана Санторин (XVI в. до н.э.), вызвавшее падение Минойской цивилизации и необычные погодные явления, отразившиеся в библейских «Десяти египетских казнях». Важными элементами коллапса стали нашествие Народов Моря на Египет и Левант (XIII в. до н.э.) и экспансия племён культур полей погребальный урн в Европе. В последнее время события XIII-XII вв. до н.э. связывают с извержением вулкана Гекла (1159 г. до н.э.) и землетрясениями. Новое исследование опубликованное в «PLOS One» свидетельствует о том, что в указанный период всё Восточное Средиземноморье охватила длительная засуха, начавшаяся около 1200 г. до н.э. и продолжавшаяся более 300 лет. Начало её определяется сменой лесного комплекса пыльцы сухим степным комплексом и подтверждается минимумами глубины Тигра, Евфрата, Мёртвого Моря и разливов Нила. Таким образом, становится очевидным, что коллапс Бронзового века был вызван не одной причиной, а целым комплексом, что и привело к значительной деградации культуры и длительному периоду «тёмных веков». С другой стороны природные катастрофы способствовали разработке инновационных технологий в выплавке железа.

Изменения климата в историческую эпоху задокументированы и исследованы намного лучше, чем доисторические. Так, складывание в Средиземноморье и Азии крупных империй (Персидской, Македонской, Римской, Китайской) было связано с повышением температуры в IV в. до н.э, а Великое Переселение Народов – с длительным похолоданием. Климатической основой Возрождения считают максимум температур (X-XIII вв.), а предпосылками Великих Географических открытий – «Малый ледниковый период» (XIV-XVIII вв.). Эти факты прочно вошли в науку. Из новейших статей привлекает внимание комплексное исследование климата Восточной Европы 963-2011 годов опубликованное в «Proceedings of the National Academy of Sciences». Оно свидетельствует, что социальные потрясения указаного времени приходились на самые холодные периоды века. Такие события как «Северные крестовые походы» (завоевание Пруссии Тевтонским орденом), Великий голод 1315-1317 гг., эпидемия чумы 1347-1351 гг., начало Монгольского ига, битва при Грюнвальде, падение Золотой Орды, Тридцатилетняя война, Северная война, Семилетняя война, вторжение Наполеона в Россию, Польское восстание 1863 года приходились в годы с аномально холодной весной. Вместе с тем, расцвет Ганзейского союза в конце XIV века, также был связан с «Малым ледниковым периодом», но, косвенно, поскольку Скандинавия утратила связи с Америкой и Исландией и акцент был перенесён на Балтику. Такая связь может показаться неочевидной, но следует отметить, что периоды длительных войн, которыми ознаменовались XVII-XVIII века были временем быстрого развития науки. Наиболее характерный пример – голод в Западной Европе, вызванный холодным летом 1816 года, который стимулировал развитие органической химии и, в частности, сельскохозяйственных удобрений.

Как мы видим, климатические катастрофы только мобилизовали человечество, так что есть надежда, что и нынешнее глобальное потепление послужит стимулом для появления и внедрения новейших инновационных технологий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Это не спам.
сделано dimoning.ru