browser icon
You are using an insecure version of your web browser. Please update your browser!
Using an outdated browser makes your computer unsafe. For a safer, faster, more enjoyable user experience, please update your browser today or try a newer browser.

Борис Попов: Историческая правда об Атлантиде

Posted by on Июнь 7, 2011

Уже много лет подряд разного рода прохиндеи пичкают нас всё новыми и новыми баснями об Атлантиде и её основателе Посейдоне, каждый раз добавляя к старым басням новые фантазии. И чем нелепее становятся их выдумки, тем всё большее количество доверчивых читателей клюёт на эту удочку, тем дальше от нас удаляется историческая истина. Чтобы как-то выправить такую ситуацию и защитить читателя от откровенного вранья, решил я сам взяться за перо и вместе с моим милым читателем разобраться, наконец, окончательно, как же было дело на самом деле. При этом руководствоваться предлагаю не бреднями, а только строгими научными фактами.

С чего же нужно начать наше исследование? Конечно же, с самого первого упоминания об Атлантиде. Иначе у нас получится детская игра в испорченный телефон: вместо истины мы получим совершенно искажённую картину. Итак, когда в истории впервые появились сведения об Атлантиде?

Многие из читателей, конечно, знают, что первые сведения об Атлантиде были изложены древнегреческим философом Платоном в IV веке до н.э. в диалогах «Тимей» и «Критий». Некоторые выдержки из них мы приведём ниже. Сам Платон сообщает нам о том, что все сведения об Атлантиде он получил от своего предка по материнской линии Солона. «Записи эти находились у моего деда и до сей поры находятся у меня, и я прилежно прочитал их ещё ребенком». (Платон. Диалоги. Критий).

В свою очередь Солон впервые услышал об Атлантиде в VII веке до н.э. во время путешествия в Египет, когда познакомился с местными жрецами. После Солона и Платона более никто из древних ничего и никогда не говорил и не писал об Атлантиде. Поэтому диалоги Платона надо читать очень внимательно, чтобы ничего не упустить.

Итак, что же писал Платон об Атлантиде? Он писал буквально следующее:

«Как известно, боги поделили между собой по жребию все страны земли. Сделали они это без распрей…Итак, получив по праву жребия желанную долю, каждый из богов обосновался в своей стране; обосновавшись же, они принялись пестовать нас, своё достояние и питомцев, как пастухи пестуют стадо. Но если эти последние воздействуют на тела телесным насилием и пасут скот посредством бича, то боги избрали как бы место кормчего, откуда удобнее всего направлять послушное живое существо, и действовали убеждением, словно рулём души, как им подсказывал их замысел. Так они правили всем родом смертных…
Сообразно со сказанным раньше, боги по жребию разделили всю землю на владения одни побольше, другие поменьше и учреждали для себя святилища и жертвоприношения. Так и Посейдон, получив в удел остров Атлантиду, населил её своими детьми, зачатыми от смертной женщины,..» (Платон. Диалоги. Критий)

Здесь, дорогой мой читатель, предлагаю сделать первую остановку и обратить внимание на то, что самым первым удельным правителем Атлантиды был назван именно Посейдон. Но так владыку морей звали только древние греки, а вот египетские жрецы могли называть Солону совсем другое имя. Ведь «Как только Солону явилась мысль воспользоваться этим рассказом для своей поэмы, он полюбопытствовал о значении имён и услыхал в ответ, что египтяне, записывая имена родоначальников этого народа, переводили их на свой язык, потому и сам Солон, выясняя значение имени, записывал его уже на нашем языке». (Платон. Диалоги. Критий) Как же, в действительности звали, первого удельного правителя Атлантиды?

Попробуем найти ответ на этот вопрос. Платон писал, что «На этом-то острове, именовавшемся Атлантидой, возникло удивительное по величине и могуществу царство, чья власть простиралась на весь остров, на многие другие острова и на часть материка, а сверх того, по эту сторону пролива они овладели Ливией вплоть до Египта и Европой вплоть до Тиррении». (Платон. Диалоги. Тимей)

Если власть Атлантиды действительно, как пишет Платон, простиралась вплоть до Тиррении, то есть и на всю Северную Италию, то нам должно быть известно, что владыку морей на территории древней Италии всегда называли не Посейдоном, а Нептуном. Поэтому первым удельным властителем Атлантиды, скорее всего, был персонаж, носящий имя Нептун.

Известен ли такой персонаж в истории, который носил бы точно такое же имя? До сих пор никто и никогда не называл такого персонажа, и, поэтому, многие считали и продолжают считать, что Нептун — это выдуманное мифическое божество. Также до поры, до времени считал и ваш покорный слуга, пока не познакомился с египетским фараоном Небтуи. Во-первых, его имя практически совпадает с именем Нептуна. Во-вторых, если именно египетские жрецы долгие века хранили память об Атлантиде и её основателе, то Нептун должен был иметь какое-то отношение именно к Египту. У нас всё сходится, поэтому мы можем предположить, что первым удельным властителем Атлантиды действительно мог быть именно фараон Небтуи.

Что известно об этом фараоне? Небтуира Ментухотеп IV Небтуи был последним фараоном Египта из ХI династии. Он правил в 1997-1991 (или 1992-1985) до н.э. Потом в Египте произошёл дворцовый переворот, власть захватил визирь Аменемхет I, и молодой Небтуи лишился своего престола. Дальнейшая его судьба неизвестна. Согласно Туринскому списку царей Небтуи пропал без вести, то есть покинул Египет так, что потом о нём никогда не было вестей. Зато потом предания о каком-то Нептуне, владыке морей, появились на территории Италии. Всё это позволяет нам предположить, что Небтуи не исчез бесследно, а стал морским фараоном, который достигал берегов Италии. Он же мог потом уплыть и за Геракловы Столбы и стать самым первым удельным правителем Атлантиды.

Если опять вернуться к тексту Платона, то надо вспомнить о том, что «Произведя на свет пять раз по чете близнецов мужского пола, Посейдон взрастил их и поделил весь остров Атлантиду на десять частей, причём тому из старшей четы, кто родился первым, он отдал дом матери и окрестные владения как наибольшую и наилучшую долю и поставил его царём над остальными, а этих остальных архонтами, каждому из которых он дал власть над многолюдным народом и обширной страной. Имена же всем он нарёк вот какие: старшему и царю то имя, по которому названы и остров, и море, что именуется Атлантическим, ибо имя того, кто первым получил тогда царство, было Атлант». (Платон. Диалоги. Критий). Из этого текста следует, что старшим сыном Посейдона, а в нашей версии, фараона Ментухотепа IV Небтуи, был Атлант. Можем ли мы подтвердить это предположение хоть каким-нибудь историческим фактом? Оказывается, можем.

Согласно древнегреческим преданиям, отцом того Атланта, который жил на берегу Атлантического океана, был Иапет. «(2) От титанов родились потомки… (3) От Иапета и Асии, дочери Океана, — Атлант, который поддерживает небо своими плечами». (Аполлодор. Мифологическая библиотека. Книга I. Раздел II)

Поэтому нам надо определить: имел ли фараон Ментухотеп IV Небтуи какое-либо отношение к Иапету? Чтобы ответить на этот вопрос, надо вспомнить о том, что основателем царствующей династии Египта, к которой относился и Ментухотеп IV, был Ментухотеп I Тепиа. Если внимательно посмотреть на официальное прозвание этого основателя, то можно отметить следующее. Первая часть прозвания — Ментухотеп, — это титульное имя фараона, а вторая часть прозвания — Тепиа — может быть или личным именем или названием рода. Если теперь ещё более внимательнее посмотреть на эту вторую часть прозвания, то можно обнаружить, что обратное, то есть греческое прочтение этого прозвания слева направо даёт нам имя не Тепиа, а Аипет. Поэтому получается, что Атлант действительно мог быть старшим сыном фараона Небтуи. Ведь этот фараон происходил из рода Аипета-Иапета.

На что ещё надо обратить внимание при чтении диалогов Платона про Атлантиду? Платон писал ещё буквально следующее: «…существовал остров, лежавший перед тем проливом, который называется на вашем языке Геракловыми столпами. Этот остров превышал своими размерами Ливию и Азию, вместе взятые, и с него тогдашним путешественникам легко было перебраться на другие острова, а с островов — на весь противолежащий материк, который охватывал то море, что и впрямь заслуживает такое название [ведь море по эту сторону упомянутого пролива является всего лишь заливом с узким проходом в него, тогда как море по ту сторону пролива есть море в собственном смысле слова, равно как и окружающая его земля воистину и вполне справедливо может быть названа материком]». (Платон. Диалоги. Тимей)

О каком именно противолежащем материке упоминал здесь Платон? Речь может идти только об одном материке — об Америке, которая действительно, как это и отмечает Платон, охватывает весь Атлантический океан. Более того, Платон пишет, что «На этом-то острове, именовавшемся Атлантидой, возникло удивительное по величине и могуществу царство, чья власть простиралась на весь остров, на многие другие острова и на часть материка…» (Платон. Диалоги. Тимей) То есть царство Атлантиды занимало не только острова, но и какую-то часть материка, то есть Америки!

Есть ли какие-нибудь подтверждения тому, что непосредственные потомки египетского фараона Небтуи действительно владели частью Америки?

Согласно данным археологов, самым древним городом Центральной Америки был город Цибильчальтун. Он основан во II тысячелетии до н.э., то есть именно тогда, когда ещё были живы непосредственные потомки Небтуи. Город занимал территорию в 48 квадратных километров. В нём было около двадцати тысяч монументальных зданий и одна высокая пирамида. Она была построена уже после того, как закончилось строительство самой последней пирамиды в Египте. При этом «У пирамид Египта, Ассирии и Финикии есть копии в Мексике и Центральной Америке». (Игнатиус Донелли. Атлантида. Мир до потопа. Стр.126) Но не только пирамиды, даже «Обелиски Египта, покрытые иероглифами, можно сравнить с круглыми колоннами Центральной Америки». (Игнатиус Донелли. Атлантида. Мир до потопа. Стр.125) Все эти факты подтверждают, что первые жители Цибильчальтуна действительно могли быть бывшими египтянами, сохранившими традиции строительства не только особых пирамид, но даже и обелисков. Я уже не говорю про краснокожесть древних египтян, которая встречается только у нынешних индейцев Америки.

Далее Платон пишет: «Посейдон, получив в удел остров Атлантиду, населил её своими детьми, зачатыми от смертной женщины, примерно вот в каком месте: от моря и до середины острова простиралась равнина, если верить преданию, красивее всех прочих равнин и весьма плодородная, а опять-таки в середине этой равнины, примерно в пятидесяти стадиях от моря, стояла гора, со всех сторон невысокая. На этой горе жил один из мужей, в самом начале произведённых там на свет землёю, по имени Евенор, и с ним жена Левкиппа; их единственная дочь звалась Клейто. Когда девушка уже достигла брачного возраста, а мать и отец её скончались, Посейдон, воспылав вожделением, соединяется с ней; тот холм, на котором она обитала, он укрепляет, по окружности отделяя его от острова и огораживая попеременно водными и земляными кольцами [земляных было два, а водных — три] всё большего диаметра, проведёнными словно циркулем из середины острова и на равном расстоянии друг от друга. Это заграждение было для людей непреодолимым, ибо судов и судоходства тогда ещё не существовало. А островок в середине Посейдон без труда, как то и подобает богу, привёл в благоустроенный вид, источил из земли два родника: один тёплый, а другой холодный и заставил землю давать разнообразное и достаточное для жизни пропитание…
От Атланта произошёл особо многочисленный и почитаемый род, в котором старейший всегда был царём и передавал царский сан старейшему из своих сыновей, из поколения в поколение сохраняя власть в роду, и они скопили такие богатства, каких никогда не было ни у одной царской династии в прошлом и едва ли будут когда-нибудь ещё, ибо в их распоряжении было всё необходимое, приготовляемое как в городе, так и по всей стране. Многое ввозилось к ним из подвластных стран, но большую часть потребного для жизни давал сам остров, прежде всего любые виды ископаемых твёрдых и плавких металлов, и в их числе то, что ныне известно лишь по названию, а тогда существовало на деле: самородный орихалк, извлекавшийся из недр земли в различных местах острова и по ценности своей уступавший тогда только золоту. Лес в изобилии доставлял всё, что нужно для работы строителям, а равно и для прокормления домашних и диких животных. Даже слонов на острове водилось великое множество, ибо корму хватало не только для всех прочих живых существ, населяющих болота, озёра и реки, горы или равнины, но и для этого зверя, из всех зверей самого большого и прожорливого. Далее, все благовония, которые ныне питает земля, будь то в корнях, в травах, в древесине, в сочащихся смолах, в цветах или в плодах, всё это она рождала там и отлично взращивала. Притом же и всякий нежный плод и злак, который мы употребляем в пищу или из которого готовим хлеб, и разного рода овощи, а равно и всякое дерево, приносящее яства, напитки или умащения, например, непригодный для хранения и служащий для забавы и лакомства древесный плод, а также тот, что мы предлагаем на закуску пресытившемуся обедом, всё это тогда под воздействием солнца священный остров порождал прекрасным, изумительным и изобильным. Пользуясь этими дарами земли, цари устроили святилища, дворцы, гавани и верфи и привели в порядок всю страну, придав ей следующий вид.
Прежде всего они перебросили мосты через водные кольца, окружавшие древнюю метрополию, построив путь из столицы и обратно в неё. Дворец они с самого начала выстроили там, где стояло обиталище бога и их предков, и затем, принимая его в наследство, один за другим всё более его украшали, всякий раз силясь превзойти предшественника, пока в конце концов не создали поразительное по величине и красоте сооружение. От моря они провели канал в три плетра шириной и сто футов глубиной, а в длину на пятьдесят стадиев вплоть до крайнего из водных колец: так они создали доступ с моря в это кольцо, словно в гавань, приготовив достаточный проход даже для самых больших судов. Что касается земляных колец, разделявших водные, то вблизи мостов они прорыли каналы такой ширины, чтобы от одного водного кольца к другому могла пройти одна триера; сверху же они настлали перекрытия, под которыми должно было совершаться плавание: высота земляных колец над поверхностью моря была для этого достаточной. Самое большое по окружности водное кольцо, с которым непосредственно соединялось море, имело в ширину три стадия, и следовавшее за ним земляное кольцо было равно ему по ширине; из двух следующих колец водное было в два стадия шириной и земляное опять-таки было равно водному; наконец, водное кольцо, опоясывавшее находившийся в середине остров, было в стадий шириной…
Остров, на котором стоял дворец, имел пять стадиев в диаметре; этот остров, а также земляные кольца и мост шириной в плетр цари обвели круговыми каменными стенами и на мостах у проходов к морю всюду поставили башни и ворота. Камень белого, чёрного и красного цвета они добывали в недрах срединного острова и в недрах внешнего и внутреннего земляных колец, а в каменоломнях, где с двух сторон оставались углубления, перекрытые сверху тем же камнем, они устраивали стоянки для кораблей. Если некоторые свои постройки они делали простыми, то в других они забавы ради искусно сочетали камни разного цвета, сообщая им естественную прелесть; также и стены вокруг наружного земляного кольца они по всей окружности обделали в медь, нанося металл в расплавленном виде, стену внутреннего вала покрыли литьём из олова, а стену самого акрополя орихалком, испускавшим огнистое блистание.
Обиталище царей внутри акрополя было устроено следующим образом. В самом средоточии стоял недоступный святой храм Клейто и Посейдона, обнесённый золотой стеной, и это было то самое место, где они некогда зачали и породили поколение десяти царевичей; в честь этого ежегодно каждому из них изо всех десяти уделов доставляли сюда жертвенные начатки. Был и храм, посвященный одному Посейдону, который имел стадий в длину, три плетра в ширину и соответственную этому высоту; в облике же постройки было нечто варварское. Всю внешнюю поверхность храма, кроме акротериев, они выложили серебром, акротерии же золотом; внутри взгляду являлся потолок из слоновой кости, весь изукрашенный золотом, серебром и орихалком, а стены, столпы и полы сплошь были выложены орихалком. Поставили там и золотые изваяния: сам бог на колеснице, правящий шестью крылатыми конями и головой достающий до потолка, вокруг него сто Нереид на дельфинах [ибо люди в те времена представляли себе их число таким], а также и много статуй, пожертвованных частными лицами. Снаружи вокруг храма стояли золотые изображения жён и всех тех, кто произошёл от десяти царей, а также множество прочих дорогих приношений от царей и от частных лиц этого города и тех городов, которые были ему подвластны. Алтарь по величине и отделке был соразмерен этому богатству; равным образом и царский дворец находился в надлежащей соразмерности как с величием державы, так и с убранством святилищ.
К услугам царей было два источника — родник холодной и родник горячей воды, которые давали воду в изобилии, и притом удивительную как на вкус, так и по целительной силе; их обвели стенами, насадили при них подходящие к свойству этих вод деревья и направили эти воды в купальни, из которых одни были под открытым небом, другие же, с тёплой водой, были устроены как зимние, причём отдельно для царей, отдельно для простых людей, отдельно для женщин и отдельно для коней и прочих подъярёмных животных; и каждая купальня была отделана соответственно своему назначению. Излишки воды они отвели в священную рощу Посейдона, где благодаря плодородной почве росли деревья неимоверной красоты и величины, а оттуда провели по каналам через мосты на внешние земляные кольца. На этих кольцах соорудили они множество святилищ различных божеств и множество садов и гимнасиев для упражнения мужей и коней. Все это было расположено отдельно друг от друга на каждом из кольцевидных островов; в числе прочего посредине самого большого кольца у них был устроен ипподром для конских бегов, имевший в ширину стадий, а в длину шедший по всему кругу. По ту и другую сторону его стояли помещёния для множества царских копьеносцев, но более верные копьеносцы были размещёны на меньшем кольце, ближе к акрополю, а самым надёжным из всех были даны помещёния внутри акрополя, рядом с обиталищем царя. Верфи были наполнены триерами и всеми снастями, какие могут понадобиться для триер, так что всего было вдоволь. Так было устроено место, где жили цари. Если же миновать три внешние гавани, то там шла по кругу начинавшаяся от моря стена, которая на всём своём протяжении отстояла от самого большого водного кольца и от гавани на пятьдесят стадиев; она смыкалась около канала, выходившего в море. Пространство внутри неё было густо застроено, а проток и самая большая гавань были переполнены кораблями, на которых отовсюду прибывали купцы, и притом в таком множестве, что днём и ночью слышались говор, шум и стук».» (Платон. Диалоги. Критий)

Сравним теперь описание столицы Атлантиды, сделанное Платоном, с описанием древней столицы американских индейцев, сделанном современными археологами.

«Теночтитлан (Tenochtitlan) — …крупный город в долине Мехико, столица государства ацтеков… Размеры городища достигали около 1000 га. Теночтитлан был прорезан многочисленными каналами и соединялся с материком посредством трёх дамб с подъёмными мостами. Город делился на 4 района — Куэпопан, Теопан, Мойотлан и Астакалько, а каждый район — на пять кварталов. В центре Теночтитлана были расположены монументальные храмы (главный — высотой 30 м) и дворцы правителей и знати; в черте города существовалии особые поселения ремесленников — Аматлан и другие». (Мексика. Бернал Игнасио. Tenochtitlan en una isla. В кн. Советская историческая энциклопедия. Том 14. стр.188)

Мы видим, что слова Платона о столице Атлантиды практически совпадают со словами современных археологов, описывающих устройство столицы американских индейцев.

Теперь вспомним о той войне, которую древние греки вели против атлантов и во время которой произошёл потоп.

Текст Платона: «Прежде всего вкратце припомним, что, согласно преданию [египтян], девять тысяч лет тому назад была война между теми народами, которые обитали по ту сторону Геракловых столпов, и всеми теми, кто жил по сю сторону: об этой войне нам и предстоит поведать. Сообщается, что во главе последних вело войну, доведя её до самого конца, наше государство [Греция], а во главе первых — цари острова Атлантиды;…» (Платон. Диалоги. Критий)

Из этого текста Платона следует, что война греков и атлантов происходила примерно за 9000 лет до Солона, то есть в 9600 до н.э. или за 7600 лет до рождения фараона Небтуи. Получается, что основателем Атлантиды мог быть не фараон Небтуи, а какой-то другой Нептун, который якобы жил на несколько тысяч лет раньше. Однако археологи не могут подтвердить этот факт, то есть факт появления на территории Америки более древних городов, чем Цибильчальтун. Кроме того, надо вспомнить и слова Плутарха, который писал: «Египетский год, как сообщают, насчитывал всего один месяц, а в последствии — четыре. Вот почему египтяне кажутся самым древним народом на земле: считая месяц за год, они приписывают себе в родословные бесконечные множества лет». (Плутарх. Сравнительные жизнеописания. Нума. Глава XVIII)

Поэтому, если речь всё-таки идёт не о летах, а о лунах, то война между греками и атлантами могла происходить в 9000/12+600=1350 году до н.э. В этом случае всё сходится: и данные археологов, и время жизни потомков фараона Небтуи и даже время потопа — Девкалионова бедствия, которое произошло в Эгейском море в 1470 до н.э.

Закончим наш нынешний разговор следующими словами Платона:

«Итак, мы более или менее припомнили, что было рассказано тогда о городе и о древнем обиталище. Теперь попытаемся вспомнить, какова была природа сельской местности и каким образом она была устроена. Во-первых, было сказано, что весь этот край лежал очень высоко и круто обрывался к морю, но вся равнина, окружавшая город и сама окруженная горами, которые тянулись до самого моря, являла собой ровную гладь, в длину три тысячи стадиев, а в направлении от моря к середине две тысячи. Вся эта часть острова была обращена к южному ветру, а с севера закрыта горами. Эти горы восхваляются преданием за то, что они по множеству, величине и красоте превосходили все нынешние: там было большое количество многолюдных селений, были реки, озера и луга, доставлявшие пропитание всем родам ручных и диких животных, а равно и огромные леса, отличавшиеся разнообразием пород, в изобилии доставлявшие дерево для любого дела. Такова была упомянутая равнина от природы, а над устроением её потрудилось много царей на протяжении многих поколений. Она являла собой продолговатый четырёхугольник, по большей части прямолинейный, а там, где его форма нарушалась, её выправили, окопав со всех сторон каналом. Если сказать, каковы были глубина, ширина и длина этого канала, никто не поверит, что возможно было такое творение рук человеческих, выполненное в придачу к другим работам, но мы обязаны передать то, что слышали: он был прорыт в глубину на плетр, ширина на всём протяжении имела стадий, длина же по периметру вокруг всей равнины была десять тысяч стадиев. Принимая в себя потоки, стекавшие с гор, и огибая равнину, через которую он в различных местах соединялся с городом, канал изливался в море. От верхнего участка канала к его участку, шедшему вдоль моря, были прорыты прямые каналы почти в сто футов шириной, причём они отстояли друг от друга на сто стадиев. Соединив их между собой и с городом косыми протоками, по ним переправляли к городу лес с гор и разнообразные плоды. Урожай снимали по два раза в год, зимой получая орошение от Зевса, а летом отводя из каналов воды, источаемые землей.
Что касается числа мужей, пригодных к войне, то здесь существовали такие установления: каждый участок равнины должен был поставлять одного воина-предводителя, причём величина каждого участка была десять на десять стадиев, а всего участков насчитывалось шестьдесят тысяч; а те простые ратники, которые набирались в несчётном числе из гор и из остальной страны, сообразно с их деревнями и местностями распределялись по участкам между предводителями. В случае войны каждый предводитель обязан был поставить шестую часть боевой колесницы, так, чтобы всего колесниц было десять тысяч, а сверх того, двух верховых коней с двумя всадниками, двухлошадную упряжку без колесницы, воина с малым щитом, способного сойти с неё и биться в пешем бою, возницу, который правил бы конями упряжки, двух гоплитов, по два лучника и пращника, по трое камнеметателей и копейщиков, по четыре корабельщика, чтобы набралось достаточно людей на общее число тысячи двухсот кораблей. Таковы были относящиеся к войне правила в области самого царя; в девяти других областях были и другие правила, излагать которые потребовало бы слишком много времени.
Порядки относительно властей и должностей с самого начала были установлены следующие. Каждый из десяти царей в своей области и в своём государстве имел власть над людьми и над большей частью законов, так что мог карать и казнить любого, кого пожелает; но их отношения друг к другу в деле правления устроялись сообразно с Посейдоновыми предписаниями, как велел закон, записанный первыми царями на орихалковой стеле, которая стояла в средоточии острова внутри храма Посейдона. В этом храме они собирались то на пятый, то на шестой год, попеременно отмеривая то чётное, то нечётное число, чтобы совещаться об общих заботах, разбирать, не допустил ли кто-нибудь из них какого-либо нарушения, и творить суд… окончив суд, они с наступлением дня записывали приговоры на золотой скрижали и вместе со столами посвящали богу как памятное приношение.
Существовало множество особых законоположений о правах каждого из царей, но важнее всего было следующее: ни один из них не должен был подымать оружия против другого, но все обязаны были прийти на помощь, если бы кто-нибудь вознамерился свергнуть в одном из государств царский род, а также по обычаю предков сообща советоваться о войне и прочих делах, уступая верховное главенство царям Атлантиды. Притом нельзя было казнить смертью никого из царских родичей, если в совете десяти в пользу этой меры не было подано свыше половины голосов.
Столь великую и необычайную мощь, пребывавшую некогда в тех странах, бог устроил там и направил против наших земель, согласно преданию, по следующей причине. В продолжение многих поколений, покуда не истощилась унаследованная от бога природа, правители Атлантиды повиновались законам и жили в дружбе со сродным им божественным началом: они блюли истинный и во всём великий строй мыслей, относились к неизбежным определениям судьбы и друг к другу с разумной терпеливостью, презирая всё, кроме добродетели, ни во что не ставили богатство и с лёгкостью почитали чуть ли не за досадное бремя груды золота и прочих сокровищ. Они не пьянели от роскоши, не теряли власти над собой и здравого рассудка под воздействием богатства, но, храня трезвость ума, отчетливо видели, что и это всё обязано своим возрастанием общему согласию в соединении с добродетелью, но когда становится предметом забот и оказывается в чести, то и само оно идёт прахом и вместе с ним гибнет добродетель. Пока они так рассуждали, а божественная природа сохраняла в них свою силу, всё их достояние, нами описанное, возрастало»  (Платон. Диалоги. Критий).

http://zhurnal.lib.ru/p/popow_b_i/istoricheskayapravdaobatlantide.shtml

One Response to Борис Попов: Историческая правда об Атлантиде

  1. ИГРОРЬ ГРИГОРЬЕВИЧ

    Атлантиду действительно нашли в начале 2016г., не секрет на восток, юго-восток от о.Сахалин 2-2,5тыс км. большой остров или маленький материк в форме правильного треугольника с гранью 3,5 тыс км. на глубине 7-7,5км./НА НЕЙ И ЛЕЖИТ «ФАТА»/ Почему так тихо ?? Наверно потому что страшно , кто то должен ответить за выдуманную историю , за придуманных богов , и попранные законы , а еще страшней сколько оружия этой страшной войны /12-13 тыс лет назад/ находится у населения РОССИИ по факту наследници ТАРТАРИИ оставшегося после падения сбитой луны ФАТЫ . Множество “метеоритов” Южные Куриллы , Шантарские острова и т.д. Нашли осколки луны ЛЕЛЯ. Почему тишина ????????????????????

    [Ответить]

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Это не спам.
сделано dimoning.ru