browser icon
You are using an insecure version of your web browser. Please update your browser!
Using an outdated browser makes your computer unsafe. For a safer, faster, more enjoyable user experience, please update your browser today or try a newer browser.

Артем Корсун: Открытия в Эгеиде от неолита до римского времени

Posted by on Апрель 26, 2016

город прибытия в Западной странеСовременное видение развития культуры в неолите-бронзе в бассейне Эгейского моря включает в себя два основных направления.

Первое состоит в том, что в Эгеиде формируется три различных этнических образования – Киклады, Крит и континентальная Греция, которые, находясь в постоянном взаимовлиянии, эволюционируют, но сохраняют свою культурную и этническую целостность. Исследователи прошлого века рассматривали кикладский бронзовый век как инвариант неолита-бронзы Греции, сформировавшийся в особых природно-географических условиях. Однако сосуществование в течение всего периода в Аттике и на островах двух погребальных традиций (континентальной элладской и островной кикладской) указывает на наличие чёткую этническую границу между этими культурами.

Второе заключается в том, что в периоде неолита-бронзы в Эгеиде формируется «морская идентичность», то есть особый тип культуры, ориентированной на морские, а не сухопутные контакты. Отметим, что несмотря на значительное анатолийское влияние в культурах континентальной Греции и Крита, собственно анатолийское побережье вплоть до 1300-1200 гг. до н.э. слабо связано с Кикладами и представляло собой ближневосточную периферию. Наиболее значимыми периоды финального неолита (4500-3200 до н.э.) и ранней бронзы (3200-2000 до н.э.), когда взаимодействие в системе «материк – остров» основывается на сети контактов и связей между поселениями.

Оба эти направления прослеживаются и в классической Греции, что позволяет объяснить полисный и племенной (дорийский, ионийский, эолийский, ахейский) патриотизм, а также формирование мореходной культуры «Великой Греции».

Раскопки поселения Строфилас (Андрос) указывают на то, что уже в VI тыс. до н.э. в Эгеиде обитали племена ориентированные на мореходство. С ними связано распространение паросского мрамора, мелосского обсидиана, а также сходных типов керамики. Наличие морской торговли определяется по золотым и серебрянным изделиям в континентальных пещерах Алепотрипа (Пелопонесс), Кицос, Перистерия (центральная Греция), Теопетра (Фессалия). Свидетельства металлургии были открыты в Лаврионе (Аттика), Плакари (Эвбея), Айя Ирини (Кея).

На морской характер неолитической эгейской культуры однозначно указывают многочисленные (более сотни) изображения кораблей на Андросе. Они локализуются на крепостной стене, в святилище, на скалах к северу от города. Здесь, вероятно, находилось святилище. О характере культа свидетельствуют изображения лодок, звёзд, а также сцены охоты на оленя. Аналогичное святилище известно также на Наксосе. По мнению Кристины Телеванту, большинство лодок андросского святилища обращены к городским воротам. Другое святилище было обнаружено в пределах городской стены. На камнях, из которых сложены его стены также есть много изображений лодок, рыб, водоплавающих птиц, а также схематичные рисунки мужчин и женщин. Из орнаментальных мотивов в нём преобладают спирали. Помимо Андроса спирали были выявлены на островах Гераклея, Наксос, Астипалая, а также в материковой Греции (Маронея, Асфенду, Сикурион, Пангайон). Также здесь были обнаружены каменные амулеты и антропоморфные идолы в позе адорации. В гравюрах Андроса представлены все основные мотивы и темы популярные в Эгеиде в Бронзовом веке как на фресках, так и на керамике:

— восьмёрки, напоминающие отпечатки человеческих ног;
— спирали, меандр, клювовидный орнамент;
— животные (дельфины, рыбы, кошки, свиньи, коз, олени, шакалы, водоплавающие птицы);
— композиции (флотилии, охота с собаками на оленя, море с рыбами и дельфинами).

Строфилас характеризуется высокой степенью урбанизации. Общая площадь города оценивается в 30 000 кв. метров, из которых раскопано 300. Крепостные стены города, толщиной ок. 2 м., как и стены жилищ сложены методом сухой (так называемой «циклопической») кладки. Открыты городские ворота шириной 1.5 м.

Термолюминисцентные исследования проведённые Иоаннисом Лирицисом датируют время возведение крепостной стены серединой IV тыс. до н.э., что свидетельствует о значительной плотности населения и значительных этнотрансформационных процессах, проходивших в Эгеиде в это время.

Раскопки на острове Dhaskalio (близ Кероса, 2800-2200 г. до н.э.) открыли сотни сломанных статуэток и преднамеренно уничтоженной посуды. В данном случае речь может идти или о подношениях умершим или о ритуальном уничтожении личных врагов / военных противников. Керос в бронзовом веке был ритуальным центром, а поселение на Даскалио было пристанищем паломников. Неизвестным культовым целям служили и обнаруженные здесь и наборы яйцевидных галек. Святилище со стенами 16 х 4 м. обнаружено на Даскалио. Найденные в нём бронзовые топоры также были культовыми предметами, спрятанными на время осады города. В текущем археологическом сезоне планируется продолжить обследование Кероса, которое позволит выявить новые памятники. Как предполагает Колин Ренфрю, можно говорить даже о существовании в III тыс. до н.э. на Кикладах конфедерации племён с центром на Керосе.

В синкретичную концепцию эгейских народов хорошо вписывается и минойский Крит, чья синтетичность отмечалась неоднократно. Так, Эванс и Пендлберри, раскапывавшие Крит до того как концепция Гордона Чайлда о распространении ближневосточного неолита, стала господствующей, говорили о североафриканском влиянии на неолит-бронзу Крита. Особенно ярко оно представлено в критских и ферейских фресках. На них африканская флора (папирус, лилии) и фауна (обезьяны, антилопы) соседствуют с тёмнокожими людьми в «ливийских футлярах».

Раскопки микенского некрополя Дейрас (Аргос) демонстрируют синкретичность культа: кремационные захоронения в цистах. Инвентарь свидетельствует о том, что этот погребальный комплекс до конца позднеэлладского IIIA1 периода принадлежал аргосской знати, имевшей прямой доступ к морской торговле и сосуществовал с некрополем на южном склоне холма Аспис.

Под руководством Иоанноса Курагиоса продолжаются раскопки святилища Аполлона и Артемиды на Деспотиконе, построенного в архаическое время паросцами. Археологи планируют реконструировать храм, высота стен которого могла достигать 8 м. В прошлом сезоне здесь было обнаружено 20 мраморных баз статуй и 65 частей каменных статуй куросов, а также было открыто погребение под главным помещением святилища. Сложно сказать является ли это ритуальным жертвоприношением или же был похоронен один из строителей храма.

Группа археологов под руководством Брендана Фоли исследует корабль затонувший в начале I в. до н.э. близ Антикитеры. С перерывами, этот знаменитый корабль изучают уже более 110 лет, так в 1976 г. он стал героем одного из фильмов Кусто. Морской археолог Теотокис Теодулу отмечает, что корабль затонул быстро от того, что в шторм налетел на подводную скалу. Однако сам Фоли считает, что большую роль в крушении сыграли размеры корабля (ок. 50 м. в длину) и тяжёлый груз каменных и бронзовых статуй. В 1901 г. с него был поднят знаменитый Антикитерский механизм – астрономическое приспособление, позволяющее предвычислять лунные фазы и движение видимых планет Солнечной системы. На корабле было обнаружено несколько окальцинированных артефактов, которые могут быть приборами аналогичными уже найденному механизму.

Любопытно, что более простой механизм для предвычисления лунных и солнечных затмений в форме бронзового зубчатого диска был идентифицирован Минасом Цикрицисом среди артефактов обнаруженных в 1898 г. в Палеокастро (1400 г. до н.э.). По мнению Цикрициса минойцы могли определять время равноденствий и солнцестояний. Впрочем, отношение к исследованиям Цикрициса в научном мире неоднозначно: с одной стороны признаётся его открытие минойской верфи, с другой – его гипотезы относительно открытия минойцами Америки считаются спорными.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Это не спам.
сделано dimoning.ru