browser icon
You are using an insecure version of your web browser. Please update your browser!
Using an outdated browser makes your computer unsafe. For a safer, faster, more enjoyable user experience, please update your browser today or try a newer browser.

Артем Корсун: Миф и История

Posted by on Октябрь 11, 2017

Какими бы фантастическими или невероятными мифы и сказки нам бы не казались, мы как люди рациональные объясняем их отталкиваясь от естественных и прежде всего исторических причин. Миф является воспоминанием о каких-то прошлых событиях, но воспоминанием не историческим, каким является исторический нарратив, написанный историком через некоторое время после этих событий, а как некое суммарное коллективное воспоминание, в котором нет чёткой грани между возможным и невозможным, а многие естественные причины произошедшего или стёрлись из памяти или они никогда не были понятны очевидцам.

Миф о Потопе может служить примером того, что фантастически описанное в мифе событие несмотря на такую свою фантастичность можно реконструировать, отделив от него религиозные, этические и иные наслоения. Миф этот достаточно широко распространён по всему земному шару и на основе всеобщности этого мифа христианские теологи XIX века пытались доказать, что якобы Всемирный Потоп был реальным историческим событием, а, следовательно, весь текст Библии является истинным. Мы оставим сейчас без рассмотрения вопрос истинности библейских свидетельств, поскольку ныне неисторичными ныне признана не только история Потопа, но даже период Древнего (или Объединённого) Царства Давида и Соломона[1].

Но работая с мифологией мы всегда должны понимать, что для того, чтобы миф мог получить право на историчность, элементы мифа должны быть рекомбинированы. К мифу следует подходить также как мы бы подходили к любому сообщению, скажем, к новости, его необходимо соотносить с реальностью, по возможности удаляя или объясняя все странные его элементы. При соотнесении мифа и сказки с историей все фантастические элементы имеют право на существование только тогда, когда мы смогли объяснить их в рамках существующих законов природы или же реальных событий, имевших место в прошлом. Безусловно, это справедливо только тогда, когда мы сопоставляем миф и историю и ищем исторические корни мифа и сказки, в рамках собственно мифологии фантастические элементы могут свободным образом реконбинироваться без выхода в плоскость историчности события: т.е. миф о воскресении Иисуса не может быть признан историчным, но в мифологии мы можем корректно оперировать воскресением Иисуса, сравнивая его с аналогичными ему умирающими и воскресающими божествами. В силу этого мы не можем согласиться с тем, что воды потопа покрыли всю землю. Это нарушает физические законы и законы логики. Высота наивысшей точки Земли – Эверест – порядка 8848 м. над современным уровнем моря и понятно, что такой объём воды не мог возникнуть из ниоткуда и потом столь же внезапно куда-то деться. Но при этом, тот факт, что миф о потопе есть у многих народов говорит о том, что он является воспоминанием о каких-то исторических событиях.

Мы должны найти в истории ту историческую реальность, в которой он был бы (с определёнными оговорками о его масштабах) возможен. Наиболее близкой к мифологической реальности Потопа является палеоклиматическая ситуация сложившаяся в финальном палеолите (юном дриасе). В течении долгого времени значительная часть Северного Полушария была покрыта ледниковым щитом, из-за чего в это время уровень Мирового Океана был ниже современного на 80-120 м. В юном дриасе широтные ветры сменились долготными в результате чего тёплые ветра приходившие с юга подтачивали ледник и он начал таять. Таяние ледника привело к повышению уровня Мирового Океана. В разных регионах в разное время воды Мирового Океана прорывались в более низменные местности и вызывали локальные потопы, которые казались местным жителям Всемирными, поскольку они поглощали значительные площади в тысячи квадратных километров, а ареал расселения одного племени занимал десятки километров, поэтому затапливались земли не одного племени, а нескольких десятков соседних, их допотопный мир гиб без возврата. И даже если какого-то человека в результате Потопа воды и выносили на сушу, то такой счастливчик оказывался чужаком и пришельцем у своих очень и очень далёких соседей. Естественно, что такие потопы происходили в разное время и в этом смысле показательно, что греки знали не один потоп, а целых пять, причём последний из них (Девкалионов) ассоциируется с Черноморским Потопом (около 7500 лет назад). В Средиземноморье было несколько потопов. Сначала воды Атлантики прорвались через Гибралтар в Западное Средиземноморье, затем воды прорвались в Восточное Средиземноморье в один из современных проливов между Сицилией и Тунисом, затем они прорвались в Эгеиду. Очень показательно свидетельство, сохранённое Павсанием о Коринтском истме (перешейке). По его словам уровень воды по обе стороны Истма не одинаков: уровень воды в Адриатическом море выше, нежели в Эгейском и поэтому если прорыть канал через перешеек, то воды Адриатики хлынут в Эгейское море и затопят многие местности в Эгеиде. Это свидетельство странно и с точки зрения современной географии и географии времён Павсания. Понятно, что в наше время и во времена Павсания уровень воды в обоих морях был одинаков, но за этой фантастичностью скрывается воспоминание о том времени, когда воды Атлантики уже прорвались в Восточное Средиземноморье, но ещё не проникли в Эгейское. Этот пример хорош ещё и тем, что благодаря анализу фантастических описаний мы можем реконструировать события и реалии, невероятные в настоящее время.

Мифы индейских народов помнят несколько глобальных катастроф. Они помнят несколько катастроф, причём от этих воспоминаний и пошла легенда о пяти солнцах (она известна по мифам майя, хотя она есть и у других народов), которую подняли на щит в контексте майянского конца света, прошедшего на всей земле 21 декабря 2012 года. За мифами о пяти солнцах / катастрофах также стоят реальные воспоминания, но индейская мифология для нас более затруднительна для интерпретации, но поскольку индейская мифология более архаична, воспоминания эти сохранились лучше. Тогда как европейское сознание более рационально и мифологизированные воспоминания сохранились не настолько ярко. Наше сознание не может соединять несоединимые вещи и вынуждает исключать, удалять из памяти взаимоисключающие факты. Если греки способны были помнить о нескольких потопах, то в нашем сознании те несколько потопов склеиваются в один потоп. В индейской же мифологии древнейшей катастрофой (например, тьмой, в которую явились братья Хун-Ахпу и Шбаланке) могло быть извержение вулкана Тоба, около 73 тысяч лет назад, которое в значительной степени остановило продвижение кроманьонцев по Земле: привело к образованию эффекта «бутылочного горлышка», в результате которого численность человеческой популяции сократилась до 2 тыс. человек. И тогда выжившие группы кроманьонцев в Восточной Азии сформировали монголоидную расу, которые затем, перейдя через Берингию дошли до Огненной Земли. Таким образом мы можем говорить, что глубина мифологической памяти может достигать палеолитического времени. Нас не должно удивлять, если мы будем встречать в сказках, легендах и мифах мотивы палеолитической древности. Многие мифологемы и сказочные мотивы, о которых мы будем говорить находят свою историческую реальность как раз в верхнем палеолите.

«Египетские казни» как фантастический миф полезны как пример того, что для того, чтобы миф стал историей нужно пазл мифа пересобрать, разобрать его на составляющие его пазлины, найти исторические аналогии, удалить из него религиозно-этическое наполнение, сопоставить разобранные пазлины таким образом, чтобы из разрозненных элементов получилась некое реальное описание. По логике компиляторов (авторов-составителей) Торы[2] история катастрофы нанизана на шомпур божественного провидения: Бог, возлюбивший евреев, внезапно решает вывести их из Египта, из дома рабства, причём сердце фараона всякий раз всё больше ожесточается, но в итоге Исход состоялся. Первое, что нужно сделать с мифом, содержащимся в древнем нарративе, чтобы с ним можно было работать – выдернуть идеологический шомпур, на который нанизаны пазлины-мифологемы, потому что установка автора легенды тенденциозна. В древности и античности авторы, как мифологи, так и историки (Светоний или Сыма Цянь), основываясь на фактах или легендах, известных в среде современников, придаёт им выгодное для него и его «партии» истолкование. В данном случае автор пытается подать через известную легенду идею божественного предопределения.

Мы вытащили этот шомпур из легенды и у нас с него соскочили 10 событий[3]:
1) Превращение воды в кровь
2) Жабы
3) Кровососущая мошкора
4) Пёсьи мухи
5) Мор скота
6) Язвы и нарывы
7) Гром, молнии и огненный град
8) Нашествие саранчи
9) Тьма египетская
10) Смерть первенцев (мор людей).

У нас есть эти 10 кусков, соскочивших с шомпура, или 10 бисерин, высыпавшихся на поверхность стола, и теперь мы должны придумать, что с ними можно сделать: во-первых, соотнести с какими-то историческими реалиями, а во-вторых, нанизать их в правильном порядке на исторический шомпур, потому что если мы расположим их в неправильном порядке, миф останется мифом.

Историческая аналогия «казням египетским» находится довольно легко, более того там почти повезло: около 1650 г. до н.э. в достаточной близости и от Ханаана и от Египта произошла катастрофа (извержение вулкана Санторин), повлекшая за собой гибель Минойской цивилизации и значительные этнические миграции во многих регионах Старого Света, так, похолодание, вызванное извержением Санторина привело к арийской инвазии в Индию, уничтожившей Хараппскую цивилизацию, а в Леванте эта катастрофа привела к коллапсу Бронзового века. Отголоском этих миграций было и нашествие Народов Моря, тогда как стабилизировалась ситуация лишь ко времени классической Античности.

Теперь мы должны рассмотреть эти пазлины как исторические факты. Первыми в реальной истории должны быть «Гром, молнии и огненный град», которым компилятор уделил лишь 7-е место. Почему так? Во-первых, по логике автора бедствия должны нарастать, во-вторых 10 казней (их список искусственно растянут, так мухи были разделены на две казни) должны коррелировать с 10 заповедями и 10 сфирот, возможно нарушение первой заповеди должно караться первой казнью или, наоборот, зеркально последней, но для того, чтобы доказать это или опровергуть следует приложить значительные усилия, поэтому мы оставим это как конъектуру (догадку) и отметим искусственность построения списка. «Гром, молнии и огненный град» очень хорошо описывают извержение вулкана. После извержения должна была наступить «тьма египетская». Вулканический пепел и газы закрыли Солнце. Следующим эпизодом было превращение воды в кровь (1-я казнь). Кровь это или не кровь, но вода стала непригодна для питья, тогда становится понятным последовавший за тем одновременный мор скота (5-я) и людей (10-я): попили водички, поели оставленный на свежем воздухе хлеб и умерли. Смерть первенцев можно описать и как мор, а не обязательно смерть только первенцев, поскольку даже каноничные толкователи Торы склоняются к тому, что в одной семье могло умереть несколько человек и этому даётся такое объяснение, что поскольку в Египте не было жёсткой системы брака, то умирали первенцы от разных пар. Одновременно с мором или даже перед ним должны быть язвы и нарывы (6-я), также вызванные интоксикацией. Не очень очевидны в этом контексте три насекомые казни (3-я, 4-я и 8-я). С саранчой более-менее логично, тьма и газы привела к тому, что саранча была вынуждена сняться со своих привычных мест обитания. Если в воздухе сера и погода непривычная, то и насекомые (мухи) становятся агрессивными. Также вполне логично, что размножились жабы (2-я), поскольку еды (мошкары) много.

Теперь у нас всплывает вопрос: а где же происходило действие «казней»? Вроде бы очевидно, что в Египте, но вот здесь начинаются странности. По логике автора библейской сказки мы наблюдаем за развитием сюжета с берегов Нила, но нам совершенно неизвестно, что происходило в это время в Ханаане, но и по умолчанию и по тому, что Ханаан – земля текущая молоком и мёдом и по тем гигантским плодам, которые принесли разведчики во время Исхода, можно сделать вывод, что в это время в Ханаане было благоденствие или как минимум никаких бедствий и казней не происходило. Но с точки зрения географии именно Ханаан был ближе к эпицентру и там последствия извержения должны быть более катастрофическими, чем Египте, а с точки зрения истории, санторинская катастрофа привела не к исходу евреев из Египта, а к совершенно обратному процессу — к исходу гиксосов (семитских «царей-пастухов») в Египет. Когда мы читаем о 10 казнях хочется сказать, что это описание последствий именно в Ханаане, а не в Египте и, что эта легенда пришла из израильской, а не иудейской мифологии, она описывает не египтян, а наоборот гиксосов, вынужденных покинуть отчий дом в Палестине и спуститься в Египет.

И вот тут нужно отметить, что всякий раз, когда миф получает религиозную или идеологическую окраску и / или представлен в оценочных категориях и / или вписан в модель бинарной оппозиции «свои / чужие» вспоминается анекдот:

— Правда ли, – спросили у «Армянского радио», — что академик Амбарцумян выиграл в лотерею автомобиль «Волга»?
— Да, конечно, правда, – отвечало «Армянское радио». — Только не академик Амбарцумян, а футболист Амбарцумян, и не в лотерею, а в преферанс, и не «Волгу», а 100 рублей, и не выиграл, а проиграл.

Для истории Египта извержение Санторина было значимым, примерно с него начинается Второй Переходный Период (между Средним и Новым Царством), время коллапса государственности, действительно отмечаются следы если не казней, то климатического и социоэкономического коллапсов (запустение ирригационных каналов, отсутствие памятников письменности и построек). В этот момент, когда в Египте и так всё плохо, из Ханаана, где всё должно быть ещё хуже, поскольку Ханаан ближе к Санторину, спускаются семитские племена гиксосов. Гиксосы оккупировали Дельту за 100-200 лет. Египтяне изгнали гиксосов не в результате одномоментного Исхода, а в результатет длительных войн. Египетская реконкиста проходила при жизни как минимум двух фараонов Камоса и Яхмоса I. После этого египтянам воевать понравилось и они в последующие несколько сотен лет провели в войнах с ханаанейскими и хеттскими, вавилонскими, ассирийскими царями, дошли египтяне до города Кадеш на Оронте. Египетское присутствие будет длительным. Поэтому очень смешно, что ни во время сорокалетних странствий в пустыне, ни во времена конкисты Иисуса Навина евреи ни разу не столкнулись с египтянами, хотя в историческом Ханаане стояло как минимум три египетских крепости-гарнизона, контролировавших Путь Гора вдоль Средиземного Моря. При этом весь Ханаан был принужден к миру и там располагались не крепости с великанами, как описывали разведчики посланные Моисеем, а неукреплённые сёла, оборонительные стены которых были срыты по приказу египтян.

Итак, история выглядит следующим образом: извержение Санторина – казни в другой последовательности – исход гиксосов из Ханаана в Египет – изгнание гиксосов – длительное египетское присутствие в Ханаане.

Возвращая мифу историчность, мы должны быть исходить из того, что в них сохраняются законы природы и мы лишь находим мифам исторические обоснования. Также, мы должны быть готовы к тому, что обоснования тех или иных событий в мифе и в реальности могут быть различны и если мы хотим разобраться и понять природу и историческую основу мифов, то мы должны вытащить из них красную нитку идеологемы, взять эти раскатившиеся по столу бисеринки и пересобрать в новый пазл и нанизать на новую нить, нить истории.

[1]) Финкельштейн И. Раскопанная Библия.
[2]) Мне трудно назвать их авторами, потому что текст носит откровенно компилятивный характер и автор книги Исход в глаза не видел текста книги Бытия.
[3]) Иллюстрации! Доре и ещё кого-нить, бо они яркие!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Это не спам.
сделано dimoning.ru